загрузка сайта психолога

Открывается

0

Консультация психолога онлайн
  • Наталья Бабух

    психолог

Стоимость

Психология рода. Разбираем взаимосвязи.

Психология рода. Разбираем взаимосвязи.

Что такое травма

Слышали ли вы о трансгенерационных травмах?

Иногда их еще называют травмами поколений, межпоколенческими травмами или негативными родовыми программами.

Вокруг тем, связанных с родом, всегда много мистического и эзотерического. Часто люди говорят: «сглазили», «порчу навели».

Прочитав статью, вы узнаете по каким законам работает наше бессознательное, как на клеточном (физиологическом) уровне передаются родовые программы. Поймете, что за мистикой скрывается конкретный природный механизм. И самое главное - узнаете, как на него можно влиять и исправлять то, что не нравится и беспокоит.

Я думаю, что каждый из вас сталкивался сам или наблюдал у других людей периоды, которые мы называем черной полосой.

Вроде бы, человек ведет себя как всегда, но у него наступает череда неудач и неприятностей.

Происходят внезапные проблемы с имуществом, бизнесом, отношениями. Летит здоровье, а врачи ничего не находят или ставят серьезный диагноз, а лечение проходит с осложнениями. Налаженная жизнь буквально разваливается на глазах во всех сферах.

Иногда мы видим, как одна и таже проблема буквально преследует все поколения рода. Например, у бабушки муж погиб, у мамы тоже, и дочка рано овдовела.

Или, например, из поколения в поколение передается тяжелое заболевание.

Есть вероятность, что человек столкнулся с травмой поколений или трансгенерационной травмой.


Чтобы разобраться, что такое трансгенерационная травма, давайте сначала поговорим о видах травм.

Психическая травма – состояние психики, которое отличается от условной психической нормы. Травма возникает тогда, когда психика КОНКРЕТНОГО человека не смогла справиться с высоким уровнем стресса, сильным переживанием. Психическая травма приводит к расщеплению целостной структуры личности.

Обычно психическая травма обусловлена событиями, угрожающими физической и психической целостности либо самого человека, либо значимых для него людей.

Одно и тоже потенциально травмирующее событие может быть сокрушительным для одного человека, но может быть преодолено и прожито другим человеком.

Так как событие стрессовое, психика в момент, когда событие происходит, включает специальные защитные механизмы. Их задача – помочь человеку выжить в текущем опасном моменте и не сойти с ума.

В идеале, когда экстремальное событие заканчивается, наша психика должна отреагировать на стресс. Например, человек кричит, воет, плачет, горюет, злится – проживает то страшное, с чем он столкнулся.

Если в силу разных обстоятельств, отреагирования не происходит, мы говорим о психической травме, которая не была прожита.

Ф. Руперт так описывал последствия травмы: «Во всём теле или в отдельных членах остаётся след воспоминаний о травме. Травматичный опыт с его кошмарными образами и чувством ужаса сродни бомбе замедленного действия, которая в любую минуту может взорваться».

Как именно воспоминание сохраняется в теле, я рассказываю в отдельной статье о шоковых травмах. Это интереснейшее явление. Обязательно прочитайте – это нужно знать! Здесь же мы рассматриваем другой механизм, так что движемся дальше.

Коллективная травма

Травмы, с которыми сталкивается не один человек или семья, а целые группы, сообщества, народы, называются коллективными травмами. Эти травмы затрагивают целые поколения и передаются в большом объеме как коллективное наследие.

Если отмотать всего лишь на 100-150 лет назад, мы столкнемся с огромным количеством коллективных тяжелых событий: войны, блокады, голодомор, репрессии, раскулачивание и насильственное переселение, геноцид, пытки и насилие, создание невыносимых условий жизни.

Поколения наших (пра)бабушек-(пра)дедушек проходило через ряд глобальных травматических событий. Масштабность, скорость, трагичность этих событий не позволила им их прожить.

Про многие события мы начинаем говорить только сейчас. Раньше было запрещено и опасно. Поэтому во многих семьях есть скелет в шкафу. То, о чем не говорят, но то, что незримо влияет на нашу жизнь и судьбу.

У понятий «камень на сердце» и «носить в себе» есть реальное проявление на физиологическом уровне. Но об этом чуть позже.

Трансгенерационная травма

Травматический опыт, не прожитый в текущем поколении, передается следующему поколению, так как один человек носит в себе элементы бессознательного другого человека.

Постепенно мы подходим к объяснению, как «работают» трансгенерационные травмы. Уверена, что канал передачи информации из поколения в поколение, о котором вы скоро узнаете, удивит вас своей простотой.

Трансгенерационная травма – это травма, передаваемая от тех, кто непосредственно столкнулся с травматическим опытом, следующим поколениям.


Ф. Дольто говорила: "Все, что замалчивается в первом поколении, второе носит в своем теле».

Поэтому почти всегда при работе с генетическими или хроническими заболеваниями, психосоматическими симптомами неясной этиологии мы выходим на межпоколенческие травмы.

Еще раз хочу обратить ваше внимание, что одно и тоже потенциально травмирующее событие может быть сокрушительным для одного человека, но может быть преодолено и прожито другим человеком.

Поэтому при работе с травмами мы не только опираемся на биографию предков, но все время сверяем, а проявлена ли эта травма в жизни самого человека.

Только в этом случае мы будем с ней разбираться!

Для трансгенерационной травмы характерно наличие травматических воспоминаний и травматических реакций без опыта их проживания.


Пример

Бабушка погибла в блокаду. Внучка, которая никогда не голодала и живет благополучно, всегда делает запасы. В кладовке припасены мешки с мукой, сахаром, крупами, сухарями. Холодильник забит едой. Периодически запасы портятся, и она выбрасывает продукты в мусорку. Отказаться от покупок не может, потому что тут же возникает сильная тревога.

Это очень яркий пример того, как событие из прошлого влияет на жизнь потомка в настоящем.

Без еды бабушка погибла. Ужас умирающего человека никуда не исчез и «хранится» в родовой системе. Бессознательно внучка его считывает и запасается едой, чтобы не погибнуть.

Интересно то, что в этой семье тревожились из-за еды только внучка и дочка погибшей женщины, а мужчины имели спокойные отношения с едой. Трансгенерационная травма может передаваться выборочно – по определенным механизмам. О них я расскажу ниже.

Как может помочь терапия?

В этом случае на терапии мы будем исследовать тревогу, которая появляется, если женщина пытается выбросить продукты. С помощью образов мы быстро выйдем на историю бабушки, сделаем эту историю видимой в семейной системе.

Образы позволяют «дать слово» бабушке. Она может «рассказать» свои чувства. С помощью специальных приемов внучка их переработает. Травма будет прожита и ужас больше не будет висеть в семейной системе.

Прошлое перестает влиять на настоящее.

Внучка перестанет испытывать тревогу. Сможет рационально планировать бюджет. Покупать то, что ее радует, наполняет.

По сути, станет жить не из страха, а из удовольствия.

Заметили симптом, нашли причину через образы, прожили чувства, убрали травму, вернули свои истинные реакции - на этом принципе построена работа с трансгенерационной травмой в эмоционально-образной терапии.

Коллективное бессознательное. Юнг

А теперь я вам расскажу, как непосредственно происходит передача трансгенерационной травмы.

К.Г. Юнг был первым, кто начал говорить про коллективное бессознательное. Если кратко, то согласно его концепции, человек одновременно и индивидуален, и является частью коллективного бессознательного.

Бессознательное состоит из нескольких слоев. Под личным бессознательным расположены групповое, семейное и общечеловеческое. Следовательно, к коллективному бессознательному относится и психическая память рода, и человечества, и всего живого.

«Когда человек умирает, чувства и эмоции, связывающие его с родственниками, утрачивают привязку к реальности и уходят в бессознательное, где они приводят в действие коллективное содержание, которое затем пагубно влияет на сознание».

У человека изначально есть доступ к родовой памяти!


Память рода и яйцеклетка

Это ключевой и очень важный момент, и он научно доказан!

Технический прогресс позволил фиксировать развитие эмбрионов на ранних стадиях.

Ученые выяснили, что в тот момент, когда плод женского пола находится в утробе своей матери, в яичниках плода уже формируются яйцеклетки, из которых в будущем появятся дети у зрелой женщины. Таким образом, когда мама была эмбрионом, в ней уже была яйцеклетка, из которой вы позже появились на свет.

Вдумайтесь! Три поколения: бабушка, мама, девочка – находятся одновременно в одном и том же пространстве, и получают от него одинаковое воздействие. Природные, семейные, социальные катаклизмы воздействуют на них одновременно.

Одно и то же событие воспринимается, интерпретируется и записывается всеми тремя по-разному. Это отдельная и очень интересная тема. Подробнее я разбирала ее в статьях про сценарии.

Вернемся к ключевому моменту. Яйцеклетка ребенка «помнит» опыт своей бабушки, а мама ребенка помнит опыт прабабушки ребенка, а бабушка ребенка помнит опыт прапрабабушки ребенка.

Таким образом, еще в утробе матери ребенок имеет доступ к бессознательному своего рода, считывает и принимает информацию, которая там есть.

Новорожденный – это не чистый лист. Он рождается уже с «подключением» к роду.


Если сравнить человека с компьютером, в его ядре, в корневом процессоре, могут быть «зашиты» родовые программы: «делай так, и будешь жив», «никогда не делай так, потому что последствия могут быть печальны».

Родовые программы передают родовой опыт, обеспечивают выживание потомков, а значит и выживание всего рода.

Но мы помним о том, что при трансгенерационных травмах передается травматический опыт. Это опыт, когда человек не смог справиться с тяжелыми жизненными обстоятельствами, не переработал чувства. Поэтому потомку передадутся травматические стратегии выживания. Они всегда будут связаны с ограничениями и отсечением каких-то важных жизненных процессов.

Пример

Во время революции семью раскулачили. Потомку передадут программу «будешь бедным, будешь живым». И такой человек либо не будет зарабатывать деньги, либо будет их постоянно спускать. Я уже не говорю о том, чтобы деньги приумножать.

Безусловно, нам передаются не только травматические родовые истории. В любом роду есть наработанный положительный опыт, и мы тоже можем им пользоваться.

Также ребенок получает разные послания, ожидания, сценарии как от членов рода, так и от самой родовой системы.

Как минимум, ребенку передают фамилию, имя, роль, которую он будет играть или, наоборот, избегать. На него будут спроецированы истории других членов рода «ах, он так похож на дедушку». Многие ожидания никогда не будут высказаны вслух, но будут подразумеваться по умолчанию и неосознанно влиять.

В эмоционально-образной терапии через образы мы очень быстро находим родовые программы и имеем возможность проработать их сразу же. Ниже вы прочитаете реальные примеры из жизни. Как могут проявляться травмы рода, и что с ними можно сделать.

Из истории изучения трансгенерационной травмы

А теперь вопрос.

Действительно ли родовая система имеет настолько сильное влияние на человека?

Да. Иначе не было бы такого явления, как замещающие дети. Это дети - которых родили в утешение после смерти предыдущего ребенка. Не было бы семейных паттернов и повторяющихся из поколения в поколение историй. Не было бы переворачивания ролей, когда ребенок вынужден становится психологическим родителем своему отцу или матери.

Мы подходим к примерам, которые дадут вам представление, какое многообразие проявлений могут принимать трансгенерационные травмы.

Изучением трансгенерационных травм занимались многие ученые.


Марианна Хирш – американская исследовательница, профессор Колумбийского университета. Долгое время изучала влияние Холокоста на потомков выживших. Ввела понятие «постпамять».

В своих работах высказывает предположение о том, что травматические события могут породить воспоминания у тех, кто не был прямым участником этих событий. Потомки могут остро переживать травматические последствия несмотря на то, что сам травмирующий опыт имел место поколение назад. При этом доказано, что переживания не являются продуктом воображения и фантазий.


Николас Абрахам и Мария Тёрёк – французские психоаналитики. Ввели понятия «эффект призрака» или «памятная свеча».

Когда кого-то из предков постигла смерть, которую трудно принять, или в семье происходило нечто, что заставляло людей стыдиться, участники событий переставали разговаривать об этом событии. Они как будто стремились оградить своим молчанием себя и своих потомков от какой-то невидимой опасности.

Но именно тогда они запирали призрак семейной тайны в склепе. А этот призрак время от времени выбирался оттуда и действовал через одно или два поколения.

Действует как раз эта невысказанность, обостренная молчанием и утаиванием. Непроговариваемость сама по себе уже является патогенной, так как поддерживает в ребенке различного рода неосведомленность. По сути, у ребёнка создается пустота, которую он заполняет уже своими фантазиями, страхами и тревогами.

Однако, эта неосведомленность - пустяк по сравнению с той непреодолимой тревогой родителей о том, что они скрывают. Ребенок подсознательно все равно эту тревогу считывает постоянно. Она оказывает патологическое воздействие на формирование его личности.

В итоге травма, которая передается, намного сильнее той, которую получают.

В этом и есть опасность трансгенерационных травм.

Любой опыт, который не может быть психологически «переварен», передается следующим поколениям. Этот трансгенерационный опыт остается слепой зоной, которую человек может не осознавать, но субъективно ощущать как присутствие чего-то чужеродного. Он вызывает странные поступки, реакции, переживания, соматические симптомы.


Д. Уорди в 2000 году в Англии провел исследование «Памятные свечи». Было выявлено, что некоторые дети и потомки тех, кто пережил войну или опыт концлагерей, потомки депортированных переживают в кошмарах ранее пережитое их предками. Причем этот след может храниться в памяти нескольких поколений.


Анн Анселин Шутценбергер – французский психолог, доктор психологических наук, профессор, основатель Международной ассоциации групповой психотерапии. Основатель психогенеалогического направления в психотерапии.

Внесла большой вклад в исследовании влияния родовых систем на человека.

В своих научных работах многократно подтвердила предположения о том, что травматические события прошлого, которые остались не обработанными в сознании, имеют тенденцию проявляться в настоящем.

Вот что она писала в своей знаменитой книге «Синдром предков...».

Есть два вида передачи:

- осознанная;

- неосознанная.


К осознанной (сознательной) межпоколенческой передаче относятся те ее виды, о которых думают и которые обсуждают бабушки и дедушки, родители и дети. Это семейные привычки, правила, стиль жизни, принятые в роду, верность семейным традициям, преемственность поколений.


О бессознательной межпоколенческой передаче не говорят. Это - тайна, непроговариваемое, умалчиваемое, скрываемое, иногда об этом запрещено даже думать.

Существует цепь передач невысказанного от одного поколения другому:


1.Родители – дети

Родители не говорят о том, что произошло, и для детей это становится тайной.

Это страдание, которое можно представить, но нельзя выразить словами, так как у ребенка нет права об этом говорить.


2. Внуки

В третьем поколении тайное и невыраженное словами становится непомышляемым, то есть даже подумать об этом нельзя. Оно становится призраком, преследующим того, кто страдает от необъяснимых симптомов, указывающих на тайну, которую родственник спроецировал на него.

Все это входит в жизнь потомков, потому что об этом не думают, не "переваривают".


И именно в этом случае у потомков появляются травмы, соматические или психосоматические заболевания.

Травматические события прошлого зачастую носят экстремальный, шоковый характер, связаны с жестокостью и насилием, поэтому травматическое содержание подвергается вытеснению, отрицанию, превращается в секрет (то, что необходимо прятать), может иметь характер инородного тела в психике.

Симптомы часто исчезают, когда о них размышляют, говорят, оплакивают - если над ними работают и "перерабатывают" их.

Дальше вы подробнее узнаете, как ощущаются трансгенерационные травмы, и какие механизмы их передачи.

Травма родом из детства

Мы выяснили, что трансгенерационные травмы имеются у каждого человека. Но есть важный момент. Количество и степень влияния на человека родовой травмы, безусловно, отличается.

Почему и для чего мы принимаем родовые послания и можем ли мы от них отказаться?

Как я уже упоминала ранее, еще в утробе матери ребенок имеет доступ к коллективному бессознательному своего рода, считывает и принимает информацию, которая там есть. Это происходит автоматически.

Новорожденный уже рождается с определенным «комплектом».

Маленький ребенок растет с родителями, бабушками-дедушками. Это значимые для него люди. Психика ребенка устроена таким образом, что для него близость и любовь именно этих людей равна «я буду жить и со мной все будет хорошо».

Поэтому ребенок будет следовать любым предписаниям и программам, идущим от значимых людей.

Взрослый человек может существовать автономно, может закрывать большую часть своих потребностей самостоятельно. В отличии от ребенка он не бессилен и может выбирать.

На принцип автономности мы опираемся и при работе с трансгенерационными травмами в терапии.

Да, мы приходим в конкретный род и всегда являемся чьим-то дочкой/сыном, (пра)внучкой/(пра)внуком. Но это не значит, что мы обязаны исполнять родовые сюжеты и строго следовать родовым программам.

У вас всегда есть право выбирать на основании того, что вы отдельный человек. Для этого нужно быть взрослым. Взрослость автоматически подразумевает независимость и возможность решать так, как нужно самому человеку. Поэтому одна из задач терапии – помочь человеку вырасти.

Ребенок не обладает такими характеристиками и возможностями, именно поэтому срабатывают механизмы, на которых он принимает трансгенерационную травму.

Механизмы передачи трансгенерационной травмы:

1. Лояльность семье

Лояльность – это верность, приверженность тем взглядам, традициям, стратегиям, которые существуют в семье. В основе лояльности всегда лежит детский страх потери.

Детские мотивы:

- Если я не с ними, я один, а если я один, я умру.

- Если я не с ними, они меня не любят, я никому не нужен. Одиночество невыносимо для меня.

При межпоколенческой передаче лояльность семье всегда скрытая, то есть не осознается.

Пример

Взрослая дочь каждый день ездит на другой конец города, чтобы купить старушке-матери свежего молока именно на базаре. В их семье всегда было принято уважать желания старших.

На терапии мы делаем этот процесс видимым. Буквально по косточкам разбираем, что человек делает, что при этом чувствует и что хочет поиметь в результате таких странных действий.

С точки зрения взрослого человека такие действия выглядят бессмысленно: молоко можно купить другой марки, не обязательно делать покупку каждый день, можно заказать доставку на дом. Взрослый человек способен организовать процесс таким образом, чтобы он не приносил ему ущерб.

Но если мы действуем из своей детской травмированной части, мы всегда будем действовать алогично, потому что ребенок имеет незрелое мышление.

Дочь служит матери и пытаться ее оживить. Это детская надежда: «Мамочка свежего молочка попьет, обнимет меня и скажет, что я у нее умничка, и что она меня очень любит».

У «неживой» матери была своя «неживая» мама. Потеря живого – это всегда признак травмы. Потеря живого в нескольких поколениях – это всегда признак трансгенерационной травмы.

Эмоционально-образная терапия позволяет с помощью образов найти родовую историю, с которой все началось, сделать ее явной. Найти раненую детскую часть клиента, которая, ездит и ездит за молоком.

Например, мы обнаружим, что когда-то прабабушка внезапно потеряла свою маму, росла с жестокой мачехой и как следствие, не смогла стать теплой мамой своей дочери, а та своей. И тогда все женщины рода – холодные мамы.

На терапии взрослый человек понимает «в честь» какой истории он ездит за молоком для мамы. Когда родовая история становится видна, мы можем на нее влиять.

Восстановить порядок в роду, чтобы энергия шла от матери к дочери, а не наоборот (ниже мы еще поговорим про парентификацию). Показать клиенту, как можно самостоятельно позаботиться о своей маленькой девочке и напитать ее своей любовью, даже если мама дала недостаточно.

После терапии такая женщина перестанет спасать свою маму, как это делали предыдущие поколения до нее. И станет в роду первой теплой, живой и любящей мамой уже для своих детей.


2. Парентификация

Парентификация — это инверсия заслуг и долгов, их неверное понимание.

Наиболее значимый «долг лояльности семье» — это долг каждого ребенка по отношению к своим родителям за любовь, тепло, заботу, усталость и то особое отношение, которые были получены после его рождения до того момента, когда он стал взрослым.

Способ расплатиться за свои долги является трансгенерационным.

То, что мы получили от наших родителей, мы отдаем по цепочке своим детям.


Конечно, когда родители становятся старыми, мы начинаем по-особому относиться к ним, помогаем им прожить последние годы и перейти от жизни к смерти.

Но при правильно работающей семейной системе «жизненная энергия» все равно идет от старших к младшим, от родителей к детям. Родители для взрослого человека не стоят в приоритете.

Парентификация — это переворачивание ролей. Ситуация, когда ребенок вынужден становится психологическим родителем своему родителю, т. е. становится на его место.

Парентификация свидетельствует о серьезных нарушениях в семейной системе. Взрослые люди психологически остаются детьми только в случае, если у них есть множество своих травм. Детские травмы вытеснены. Психика такого человека похожа на разрозненные кусочки, из которых не может сформироваться ядро зрелой личности.

Пример

Многодетная мать заявляет о себе как о больной и требует помощи и поддержки от старшей дочери. Ребенок вынужден стать родителем (играть психологическую роль родителя) уже в очень раннем возрасте.

В дальнейшем такая дочь никогда не выйдет замуж и не устроит свою личную жизнь. Она будет бесконечно заботиться о матери вопреки своему личному счастью. Мать и дочь меняются ролями в семейной системе.

Эмоционально-образная терапия позволяет в образах очень быстро увидеть это искажение и постепенно восстановить правильное место и роль ребенка в семейной системе.

3. Интроекты и родительские программы

Это программы, которые буквально программируют ребенка вести или не вести себя определенным образом.

Как они образуются, как влияют я подробно писала в цикле статей про сценарии.

Ребенок в силу возраста, отсутствия критичности мышления, значимости родительской фигуры не может противостоять проникновению данных программ.

Во взрослом возрасте интроекты и предписания на терапии убираются и заменяются новыми решениями уже взрослого человека.


4. Вытеснение и подавление

Травма всегда вызывает сильнейшие эмоции. От типа нервной системы, состояния психики, детского бэкграунда зависит, сможет человек «переварить» случившееся или травма будет вытеснена в теневую зону психики.

Трансгенерационные травмы больше похожи на шоковые травмы. Они обычно связаны с серьезными потрясениями, угрозами здоровью и жизни самого человека или его близких. Чаще всего, предки не имели возможности прожить такую травму: не было времени и возможностей, нельзя было о таком даже говорить, слишком больно.

Сильная боль подавлялась («я ничего не чувствую») или вытеснялась («я не дам себе чувствовать это»). На боли всегда принималось сильно заряженное решение. В результате и боль, и решение попадали в родовое коллективное бессознательное и доставались потомку.

Любая травма стремится быть отреагированной и завершенной, поэтому будет повторяться снова и снова у следующих поколений, пока кто-то не проживет ее.

5. Идентификация и имя

Ребенок может сильно-сильно любить дедушку, потому что тот был единственным человеком в семье, кто относился к нему по-доброму.

И тогда он будет стремиться идентифицировать себя с дедом. А значит быть как он и автоматически будет повторять его судьбу. Это бессознательный глубинный процесс.

На терапии он виден, и мы можем его корректировать. Можно любить дедушку, но жить свою судьбу.

Когда ребенка называют «в честь» кого-то в семье, это тоже подразумевает особую связь между двумя людьми. Ребенок бессознательно будет идентифицировать себя с этим человеком.


6. Исключение из рода

К ним относятся члены родовой системы, которых по какой-либо причине исключили из рода и забыли.

Это могли быть:

- Репрессированые, военнопленные, эмигрировавшие – помнить о них и сохранять с ними связь было опасно.

- Сумасшедшие, убийцы, самоубийцы, заключенные – позор семьи, о котором не хотят знать.

- Разорванные отношения у ребенка и отца, первые супруги.

- Абортированные дети, выкидыши, внебрачные дети. Дети, отданные в детский дом. Все, о ком не говорят.

- Замещающие дети, которых родили в утешение после смерти предыдущего ребенка.

При исключении в семейной системе появляется пустое место. На это место обязательно будет вставать ребенок и замещать убывшего.

Если я не на своем месте, я не живу свою судьбу, а повторяю сценарий исключенного человека.

Пример

Николас Абрахам – французский психоаналитик описывал историю одного пациента, который совершенно ничего не знал о прошлом своего деда.

Этот господин был геологом—любителем. Каждое воскресенье он отправлялся искать камни, собирал их, раскалывал. Кроме того, он охотился за бабочками, ловил их и умерщвлял в банке с цианидом.

Человек чувствовал себя очень некомфортно, но ничего с этим странным хобби поделать не мог. Лечился у нескольких врачей, в том числе у психоаналитика, но без особого успеха.

Тогда он обратился к Николя Абрахаму, которому пришло в голову провести исследование его семьи. Углубившись на несколько поколений, он узнает, что у пациента был дед (отец матери), о котором никто не рассказывал! Это было тайной.

Терапевт посоветовал клиенту навестить родню своего деда. Тот выяснил, что дед совершал тяжелые поступки: ограбил банк и, возможно, сделал еще что—то похуже. Его отправили в африканский батальон, в каменоломни, а затем казнили в газовой камере. И внук об этом ничего не знал.

А чем занимался в выходные дни пациент? Он как геолог—любитель отбивал камни и, охотясь на крупных бабочек, умерщвлял их в банке с цианидом. Символический круг замыкается. Через такое странное хобби он выражает тайну (принадлежавшую его матери), но неизвестную ему самому.


7. Семейный миф или сага о семье

«В нашей семье так принято» — то есть основные правила существуют как бы сами по себе и считается, что они не требуют объяснения.

Семейный миф выявляется через паттерн функционирования. Некоторые люди действуют в жизни согласно паттернам, которые можно считать нездоровыми: измена, вендетта, убийство, здоровая или нездоровая защита «чести семьи». Такие ритуалы образуют совокупность, некоторую целостность, гештальт отношений, бессознательно структурированный и вовлекающий всех членов семьи.

Каждый из этих ритуалов способствует уравновешиванию семейных счетов. Семейная система стремится к балансу между тем, что отдано каждому члену семьи и что получено от него. В противном случае появляются симптомы различной степени тяжести. Моральное наследство столь же значимо, как и наследство профессиональное или экономическое.

Каждая семья оценивает и учитывает вклады индивидов на «семейные счета». Эта оценка определяет масштаб заслуг, льгот, обязанностей и ответственности, которые учтены и вписаны в историю семьи, реально прожитую и генетическую, которую можно заново открыть.

Признаки травмы поколений

Вероятные признаки трансгенерационной травмы:

1. В семье во всех поколениях повторяется один и тот же сюжет. Часто связан с тяжелыми и неблагоприятными событиями. Например, семья регулярно теряет имущество, попадает в судебные разбирательства и т.п.

2. Во всех поколениях семьи повторяется негативное событие из жизни какого-либо предка. Например, все старшие дочери одиноки; тюремные отсидки за другого человека - «как с деда началось, так и не заканчивается»; болезнь в определенном возрасте –«бабушка в 60 лет заболела, мама тоже, наверное, и у меня так будет» и т.п.

3. События с негативным оттенком, которые повторяются с определенной периодичностью в вашей жизни. Это может быть привязка к поре года, дню рождения, временному периоду, людям с одинаковым именем и т.п.

Человек может рассказывать это так: «Не люблю зиму, потому что зимой всегда происходит что-нибудь плохое» или «Не люблю мужчин с именем Александр. Они всегда приносят мне несчастье».

4. Во всех поколениях семьи повышенный уровень тревожности. Всегда присутствует незримое ожидание чего-то плохого.

5. Во всех поколениях семьи есть зацикленность на одной особенной теме. Например, в семье все полные, любят покушать, все время обсуждают покупку продуктов, новые рецепты, засаживают огромные территории грядками, делают массовые заготовки на зиму и т.п.

6. Во всех поколениях семьи есть запрет на выражение эмоций, открытое обсуждение своих чувств. Есть темы, которые никогда и ни при каких условиях не поднимаются и не обсуждаются.

7. Для описания происходящего можно применить слово «странно». Человек может говорить:

- я сню какие-то странные повторяющиеся сны;

- я как будто проваливаюсь в странные сюжеты не из своей жизни;

- я странно реагирую на какие-то обстоятельства;

- я совершаю странные, не свойственные мне поступки.

8. Нелогичные и необъяснимые страхи. Например, вы сильно боитесь лошадей, при этом ни разу в жизни даже не видели живую лошадь.

9. Пугающие, нелогичные и необъяснимые мысли, поступки. Например, вы всегда покупаете соль в больших количествах, никогда не ходите в лес, не любите маленьких мальчиков и т.п. Объяснить почему, вы внятно и логично не можете.

10. Ясные представления об определенных событиях далекого прошлого: знание способов выживания, устроения быта, использования аутентичных предметов людей, живших в далекие времена. Ощущение «я всегда это знала».

Пример

Одна из моих клиенток (разрешение на публикацию получено) после ковида на некоторое время перестала есть мясо: «Оно воняет человечиной». И, конечно, сразу встал вопрос, откуда человек, выросший в благополучных условиях знает, как пахнет человеческое мясо?

Очевидно, что она несет в себе знание кого-то из предков, кто сталкивался с этой темой. Ковид поднял тему «я могу умереть», которая внезапно стриггерила травму поколений.

Эмоционально-образная терапия (ЭОТ) позволяет быстро увидеть трансгенерационнную травму и проработать ее буквально за один сеанс.

В данном случае на консультации через работу с образом мы тут же вышли на скрытую семейную историю про прабабушку. Она пережила блокаду Ленинграда. Знала, что соседка варит человечину, но пожалела ее детей и не сдала ее властям. Так и несла эту тайну всю жизнь, мучилась, но никому ничего не сказала.

Развернулась целая история взаимоотношений прабабушки и соседки, которая, конечно же, имела отношение к жизни клиентки.

Эта клиентка тоже все время попадала в ситуации, когда случайно узнавала чужие тайны женщин. И ей все время приходилось выбирать: быть палачом или сообщником. При этом ни то, ни другое не приносило морального облегчения. И только после того, как мы проработали историю прабабушки, эта тема ушла и из жизни клиентки.

Потомки палачей несут в себе хроническое чувство вины нераскаявшихся дедов и прадедов.


С чем еще приходят люди:

Пример

Не могу сделать карьеру!

Для этого нужно стать видимым, а это смертельно опасно: деда-начальника расстреляли, бабушку сослали, в ссылке несколько детей умерло.

Историю можно рассматривать еще глубже. Видимыми нам хочется быть не только в карьере. Это история про быть собой, проявлять и реализовывать свои истинные качества.


Пример

Не могу купить свое жилье: не дают кредит, теряю накопления, попадаются негодные варианты.

В работе выходим на историю раскулачивания и потери всего хозяйства. Подсознательное решение «терять свое слишком больно, поэтому больше никакого своего не будет».

При таком бэкграунде это будет история не только про свое жилье. Такой человек будет подсознательно бояться достигать. Ведь если я достигну, я буду иметь что-то, что мне хочется, что для меня важно и ценно, а это потом придут, заберут и будет больно.

Представьте сколько ограничений человек поставит сам себе.


Пример

Каждый год – весной со мной случается депрессия. Я на месяц буквально выпадаю из жизни. Мне становится плохо без видимых причин, и я пластом лежу.

На терапии мы находим историю прабабушки, у которой во время бомбежки погиб ребенок. Она не смогла его ни похоронить, ни оплакать, так как на руках еще были дети, которых нужно было спасать. Дело, конечно же, было весной.

Депрессия у клиентки прошла. Более того, очень скоро она вышла замуж и родила ребенка, так как исчез бессознательный страх потери.


И таких признаков травмы поколений много!

Кто-то все время выживает и никогда не живет легко и радостно.

Кто-то никогда не просит помощи или чувствует недоверие к определенной категории людей.

Кто-то занимается экстремальными видами спорта и ищет на свою голову опасных приключений.

Кто-то избегает определенных ситуаций без внятной логической причины.

Кто-то снит странные повторяющиеся сны с одними и теми же героями.

Кто-то страдает от хронических наследственных заболеваний или имеет букет психосоматики, а врачи разводят руками и диагноз поставить не могут.

Алкоголь, наркотики и любое девиантное поведение тоже могут быть признаками трансгенерационной травмы.

Когда речь идет о патологических проявлениях трансгенерационной передачи, то на поверхности мы можем иметь дело с чем-то иррациональным, грубо вплетенным в ткань психологического опыта клиента.


Индивидуальная психика может быть «населена» осколками драм и травм, имевших место быть в предыдущих поколениях. Эти осколки оказывают влияние на психическое здоровье, усиливают тревогу и осложняют жизнь в целом.


В случае трансгенерационной передачи часто можно услышать об ощущении удушения, о застревании между миром мертвых и миром живых. Такие клиенты часто говорят о том, что они запутались, что они чувствуют себя пустыми, как марионетка, которую кто-то неизвестный приводит в движение, дергая за невидимые, но всегда натянутые нити.


Как видите, травма поколений может очень сильно влиять на нашу судьбу и ухудшать качество жизни.

Когда-то выбрали за нас.

Можем ли мы это изменить? Конечно, да. В следующих статьях я расскажу вам про общую структуру рода и способы работы с трансгенерационными травмами.


Использованная литература:

А. Грин «Мертвая мать»

Н.Д. Линде, Т.П. Смирнова «Эмоционально-образная терапия в работе с психосоматическими проблемами»

Ф. Рупперт «Травма, связь и семейные расстановки»

А.А. Шутценбергер «Мои исследования геносоциограмм и синдрома годовщины», «Синдром предков: Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы»

Юнг «Психологические основания веры в духов»

Давайте начнем с бесплатной консультации.
Послушаю. Расскажу, что я заметила.
Подскажу, что уже можно начать делать, чтобы стало полегче или еще лучше.

Задайте вопрос в комментарии

Маринп

Огромная благодарность за статью!это то что я искала

Наталья Бабух

Марина, благодарю за обратную связь! Тема интереснейшая и очень важная. Очень много у меня наблюдений из практики. Осталось только найти время, чтобы еще глубже рассказывать))

Оксана Николаевна

Наталья, спасибо огромное за статью! Для меня эта тема всегда отдавала какой-то эзотерикой, и я обходила ее стороной, а после прочтения посмотрела как-то по-другому. Вижу, что есть конкретные научные объяснения.

Меня зацепил пример про жилье, про то,что кто-то его не может никак купить. У меня немного другая ситуация. Жилье у меня есть, но каждые восемь лет обстоятельства складываются таким образом, что мне приходится переезжать. Я уже устала каждый раз обустраиваться заново и хотелось бы как-то осесть на месте.

Это может быть что-то родовое? Как это узнать? И что с этим можно сделать?

Наталья Бабух

Оксана Николаевна, здравствуйте! Рада, что статья была для вас полезной. Это первая статья из цикла. Я буду писать еще на эту тему и рассказывать на какие моменты обратить внимание. Если вы подпишетесь, вам будет приходить рассылка с уведомлением.

Теперь про вашу ситуацию.

Да. То, что вы рассказываете очень похоже на травму поколений, так как есть некоторые признаки:

1.одно и тоже событие повторяется с одинаковой периодичностью, и вы эту периодичность улавливаете;

2. у вас никак не получается осесть на одном месте.

Чтобы разобраться, я бы сместила в этой истории акцент с жилья на переезд. Вам нельзя почему-то долго оставаться на одном и том же месте. И здесь вопрос: «Почему?». Для вашего бессознательного вести оседлый образ жизни недопустимо.

И, скорее всего, это связано с безопасностью. Кто-то когда-то в вашем роду получил такой опыт и передал потомкам завещание: «Переезжай каждые 8 лет, а то…»

Как узнать точнее и что с этим делать?

Вам нужно узнать, какая родовая программа на вас действует и отменить ее. Как это делать.

1.Работать с генеалогическим деревом и искать ту историю. Искать, что за «переезды» случались у вас в роду. Делать эти истории видимыми и дальше отсоединяться от них.

2. Прийти на терапию с этим запросом, и мы быстро в образах увидим всю историю и ее проработаем.

3. Посмотрите в разделе ПРАКТИЧЕСКИ УПРАЖНЕНИЯ статью «Техника свободного письма или писанка». Она позволяет работать с бессознательным. Можно поработать и попробовать самостоятельно разобраться.

4. Чуть позже выпущу гайд. Там подробно будет расписан весь алгоритм работы. В том числе дам упражнение для самостоятельной проработки травм поколений.

Виды консультаций и стоимость

Посмотреть здесь

записаться на online консультацию

Можно здесь

подписаться на рассылку

Можно здесь
Закрыть